Главное за сегодня: 
За окном: +4, завтра: +2
 6 октября 2017, 11:34 
Рейтинг: 4 4.3
Олег Ракшин: «Очерняя советский период истории, мы плюем в наших предков»

В преддверии пикета против установки памятника белочехам «Самара.ру» публикует интервью с главным противником памятника - краеведом и сценаристом Олегом Ракшиным.

Мало кто в российских крупных городах может похвастаться собственным качественным кинопродуктом. В Самаре есть человек, который научился, сняв без малого сотню документальных картин, работать в игровом жанре.

Автор сценариев к фильмам из серии «Человек Великой Смуты» о Николае Щорсе и Михаиле Пришвине, культуролог, исследователь, генеральный директор студии документального кино ООО «Краеведофф» Олег Ракшин известен самарцам и как защитник исторической справедливости.

«Самара.ру» обсудила с ним, в частности, самую «свежую» и резонансную новость о подготовке к установке памятника чехословацким легионерам, а также готовящийся к премьере фильм «Черные гусары».

«Человек — это символическое животное»

- В комментариях к первому тизеру снятого Вами фильма «Черные гусары» вы написали, что обычно вас называют: «агентом кровавой гэбни», пособником «продажных большевиков». Что это — зависть, непатриотичность, незнание истории, по-Вашему?

Все это связано так или иначе с моей позицией по установке памятника чехословацким легионерам, и сейчас я даже и не помню, кто стал меня так называть и всячески проклинать. Очевидно, те, кто со мной не согласен. Ведь кто может противостоять установке памятника чехословацким легионерам? Разумеется - «ватник», «пособник...» и так далее. Кроме того, я долгое время работал в качестве сценариста и ведущего над циклом передач об истории самарской контрразведки, много писал на эту тему. Возможно, и оттуда началось...

Меня, по крайней мере, это никак не задело, скорее, рассмешило, потому что когда мы сняли и опубликовали тизер по «Черным гусарам», по непонятной для меня, совершенно загадочной причине некто там увидел очернение сотрудников НКВД. Каким образом эти люди умудрились это рассмотреть за полторы минуты, я не понимаю. Теперь я — любитель «хруста французской булки», то есть враг для «патриотов».

- Какие же у Вас контраргументы для этих людей?

Мы никуда не денем период истории с 1917 года по 1991 год, не денем период истории с условного создания Древнерусского государства, Московского государства, Российской империи. Никуда от этого не деться. И все эти этапы существования нашего государства нужно стараться рассматривать максимально объективно. Как можно обвинять народ в том, что в 1917 году он стал на сторону большевиков? И немалая часть российского офицерства, кстати, тоже. Эмигранты, говоря о РККА, шутили: «Красная Армия как редиска. Снаружи – красная, а внутри- белая». Не было там никакого «жидовского заговора», это был выбор народа. И де-факто, и де-юре так объективно сложилось, что победили большевики. А победить они могли исключительно из-за того, что за ними стоял народ, у которого был большой выбор, он мог встать на сторону эсеров, к примеру, или кадетов, так называемой белой идеи. Хотя в общем-то это были те же самые революционеры, только февралисты. И надо просто принимать эту данность объективно. Очерняя советский период истории, мы, в общем-то, плюем в наших предков. Мы сомневаемся в том, что они были людьми адекватными. Да, существовал «красный террор» как ответ на белый террор, и там, возможно, и со стороны «красных» были какие-то эксцессы.

Тем не менее, к чему привела вся совокупность событий того времени? К тому, что победили большевики, и они смогли дать такой толчок развитию государства, что за самый короткий период времени была совершена индустриализация, были созданы условия для победы в будущей войне. Любая война вне зависимости от того, кто стоит у власти, это лакмусовая бумажка состояния государственной машины и общества. Что мы видим в царское время? Я просто констатирую факт: была проиграна русско-японская, фактически проиграна первая мировая — Российская империя была не готова к войнам.

Что мы видим, например, в советский период времени — это блестящая победа над японцами, Халхин-Гол, пускай непростая, но победа в советско-финской войне, наконец, победа в Великой Отечественной и в советско-японской войне 1945 года. А также изобретение атомной бомбы, в общем, постройка колоссального государства. Мы не можем игнорировать эти факты и, соответственно, нам нужно называть вещи своими именами.

Кстати говоря, антисоветчики все это прекрасно понимают, поэтому в свое время был вброшен такой софизм: в Гражданской войне нет победителей. Но элементарное знание логики этот софизм разбивает. Вот скажите, два человека подрались — есть победитель? Обязательно. Кто-то кому-то набьет морду, какое бы количество людей не ставили в противоборствующие лагеря. Так вот в Гражданской войне победили большевики, и мои оппоненты это знают. Так же, как и то, что солдаты чешского легиона — интервенты, а не просто какая-то войсковая часть, которая двигалась на Родину, путешествовала. И это интервенты, которые оставили после себя самые неблагоприятные воспоминания не только в лагере «красных», но что удивительно, в лагере «белых», потому что их ненавидели все. Они оставили о себе очень недобрую память.

- Почему же памятник им так настойчиво в Самаре пытаются установить?

Когда почти 10 лет назад появилась эта идея установки памятника чехословацким легионерам в 56 или 58 городах в рамках проекта «Легионы 100», я был тем самым человеком, который начал эту тему «раскручивать». Нужно понимать, что вокруг любого памятника всегда, вне зависимости от того, кем и когда он поставлен, всегда образуется некая мифология и некое символическое пространство. А поскольку человек существует и функционирует в двух реальностях, физической и символической, сигнальная, знаковая система для любого из нас играет колоссальное значение, даже несмотря на то, что мы просто этого не понимаем. И культурологи прямо говорят, что человек — это символическое животное. Все, что мы знаем об этом мире, мы знаем через знаки-символы. Информация считывается на уровне нашего подсознания.

Часто привожу в пример город Бузулук (с 1851 года входил в состав Самарской губернии, с 1929 по 1934 — в состав Средневолжского края) Оренбургской области. Там под командованием будущего президента ЧР Людвика Свободы в 1942 году формировался Чехословацкий отдельный пехотный батальон в составе 500 человек. Местные жители помогали чем могли — и кровом, и хлебом, и оружием. Бузулук стал первым из советских городов, награжденных иностранным орденом, а именно орденом «Красной звезды», а на здании старого вокзала чехи символически установили награду «За особые заслуги и помощь в создании чехословацких воинских частей в Советском Союзе». Этот памятный знак переместился и на здание нового вокзала, по всему городу, кроме того, развешаны таблички «Здесь выступал тогда-то Свобода», «Здесь происходили такие-то события». А в 2007 году там был открыт памятник на кладбище, на месте захоронений чехословаков, что горожане восприняли совершенно спокойно. Так символы и знаки влияют на людей.

Если памятник установлен на кладбище, это одно, если же монумент стоит на оживленной проходной улице города и на нем написаны определенные слова, влияние на окружающих будет совершенно другим, особенно если это влияние будет подкрепляться действиями, скажем так, сторонников установки этого памятника. Они ведь могу приводить туда школьников и рассказывать о том, что чехи на самом деле не такие уж плохие и боролись они со злом в виде страшных коммунистов, венгров, жидов, китайцев и так далее.

Есть такой закон — пяти процентов. Его суть проста: как только 5% активного населения начинает воспринимать какую-то идею, ее транслировать, активно продвигать, то остальные 95% эту идею просто-напросто будут считать своей. Если 5% лошадей в табуне побежит, весь табун побежит в этом направлении. Если 5% светлячков зажгутся одновременно, соответственно, все поле засияет. То же самое и у Homo sapiens, и это не шутки. Я знаю из компетентных источников, что идея с памятниками легионерам принадлежит западным спецслужбам.

- Но разве мы не несем обязательства перед чешской стороной по условиям соглашения российско-чешской комиссии?

Дело в том, что российская сторона действует в рамках соглашения о взаимном содержании захоронений. Ключевое слово здесь — захоронение, то есть де-факто оно должно существовать. Если не брать политическую составляющую проблемы, если мы действуем только в рамках закона и в рамках соглашения, то мы не можем и не должны устанавливать памятник чехословацким легионерам где бы то ни было. Потому что могил чехословацких легионеров в природе не существует, они давно уже уничтожены в силу объективных причин. Кстати говоря, в этом соглашении есть еще определенные пункты, согласно которым установка памятника не должна идти вразрез с интересами жителей населенного пункта в котором этот памятник устонавливается. Плюс ко всему у нас в городе существует определенная процедура установки любого памятника, в том числе должна пройти комиссия по увековечению исторических личностей. Так вот памятник легионерам сейчас начали устанавливать незаконно, поскольку нет никаких документов, разрешающих эти работы. Есть межправительственное соглашения о взаимной охране военных захоронений между Россией и Чехией, есть протокол о намерениях и есть острое, по всей видимости, желание городских властей просто «прогнуться» под чешскую сторону. Почему, я не понимаю, ведь ситуация с памятниками чехословацким легионерам — это даже не позиция Министерства обороны РФ, это, я предположу, позиция ассоциации «Военные мемориалы», куда чешская сторона перечисляет немалые деньги. Несмотря на то, что предшественники нынешнего главы города всячески отбивались от установки этого памятника, сейчас его, вопреки мнению самарской общественности, скорее всего, возведут.

- Это еще и конфликтует с территориальным «соседом» — памятником начальнику дивизии Красной армии времен гражданской войны Николаю Щорсу...

- Я не хочу быть сторонником теории заговора. Вряд ли наша власть об этом задумывалась, но в установке памятника на Красноармейской прослеживался определенный символизм. Для чешской стороны было принципиально, чтобы памятник легионерам стоял рядом с памятником красноармейцам. Подобные вещи они проделывают и в других городах, где есть возможность: ставят памятный знак рядом с монументом в память о расстрелянных ими же людях. Такие примеры уже есть. На мой взгляд, это попытка уравнять людей, воевавших друг с другом, то есть героев, павших в боях с интервентами, поставить на один уровень с этими же интервентами.

На Красноармейской, рядом с нынешним ТК «Гудок», где изначально планировалось открыть памятник легионерам, стоит памятник группе красноармейцев, расстрелянных в 1918 году «белоучредиловской контрразведкой». Там высокая проходимость, рядом железная дорога, это тоже символизм, потому что белочехи двигались по железной дороге.

Слава Богу, решение об установки памятного знака на Красноармейской было отменено. Правда следующее решение… Если можно было сделать шаг еще хуже, то сейчас он сделан. Памятник легионерам устанавливается в детском парке (им. Щорса. - Прим. Ред.), все-таки рядом с железной дорогой, пусть детской, и самое главное — «лицом к лицу» с памятником Щорсу и памятным знаком выдающемуся русскому историку Сергею Платонову, чей учебник по русской истории для средней школы считался одним из лучших дореволюционных пособий. Получается условно исторический самарский треугольник. Что это? Мне кажется, если не глупость, то откровенное наплевательство на советскую историю.

И я обязательно сниму об этом фильм — про события 1918 года в Самаре, про Иващенково, ныне Чапаевск, занятый легионерами, и про те вещи, которые они творили.

- Со всей жестокостью?

- А как иначе? Это должно пробирать людей до костей. У нас должен быть противовес. Если власть не слышит нас, мы должны абсолютно законными способами показывать то, с чем мы не согласны. Донести свою позицию на другом, может быть, более понятном языке.

«Эпопея под названием «Черные гусары»

- Сейчас Вы заканчиваете работу над фильмом «Черные гусары». Что Вас подвигло взяться именно на эту тему? Для кого снималась эта картина?

- Так получилось, что мои очень хорошие знакомые увлекаются историей 5-го Александрийского гусарского полка, который, как известно, квартировался в Самаре с 1910 по 1914 год. И в рамках полкового праздника, который состоялся 12 сентября 2016 года, было решено снять документальный фильм про историю полка. «Черные гусары», «Бессмертные гусары» - так называли наших героев, логично, что, отсняв «Бессмертные», захотелось, видя хорошие отзывы, сделать более полную историю. И с октября 2016 года для меня и моей супруги, режиссера Галины Щербы, началась эпопея под названием «Черные гусары».

- Вы выступаете в качестве сценариста? Расскажите, пожалуйста, подробнее о процессе создания фильма.

- Я сценарист, продюсер, и для меня многое в этой работе было новым. Не побоюсь этого сказать: в кинематографии Самары и в целом Поволжья ничего подобного до сих пор не делали. От хронологии фильма — с середины XVIII века по 9 мая 1945 года — до батальных сцен. Мы сразу решили, что будем снимать фильм «по-взрослому», и это потребовало колоссальных затрат, и человеческих ресурсов, и финансирования. В съемках в основном принимали участие самарские (театр «СамАрт») и тольяттинские («Колесо») актеры и каскадеры.

Костюмы шили специально под проект, выяснилось, что ни на одной киностудии страны нет формы гусара XVIII столетия. Поэтому пришлось шить форму в Самаре. Огромную помощь нам оказал мастер из Санкт-Петербурга Михаил Комаров, один из немногих специалистов, кто умеет делать кивера. И он сделал абсолютно точные копии киверов александрийских, сербских, прусских гусар от начала XVIII века до времен Первой мировой войны.

Лично для меня это было очень интересно, сложно, никто из самарских документалистов раньше не работал с каскадерами, это совершенно новый опыт, и я много «шишек» получил, не падая с лошади.

Будет очень много и компьютерной графики. Обширная съемочная география — Самарская область, Москва, Санкт-Петербург, Нагорный Карабах, откуда родом легендарный князь, генерал-лейтенант русской армии Валериан Мадатов и некоторые другие офицеры, служившие в Александрийском полку. Я думаю, на премьере будут и представители Нагорно-Карабахской республики, и Армении. Сейчас мы находимся на стадии монтажа и готовим еще один тизер.

- Фильму «Бессмертные. 5-ый гусарский Александрийский полк» был присужден приз VII Международного кинофестиваля «Дворянский мир» — «За высокохудожественное произведение, раскрывающее неизвестные страницы героической истории русского воинства на поле брани Первой мировой войны». Какая судьба уготована «Черным гусарам», по-Вашему?

- Я вижу, что фильм будет интересный и очень хочу, чтобы у него была удачная прокатная судьба, по крайней мере, в Самарской области. Рассчитываю на наш самарский патриотизм. Мы даже придумали слоган: «История города. История полка. История страны». Фильм интересен еще и тем, что рассказывает о страницах истории Самары, о людях, которые ходили по этим улицам, жили здесь – это Батюшковы, Карамзины, Алашеевы. Хочется, чтобы люди этот фильм поддержали. Какие это будут кинотеатры, сейчас трудно сказать, но ближе к ноябрю прояснится. К фильму уже проявили определенный интерес Министерство обороны РФ, центральные каналы телевидения.

- Почувствуют ли зрители какой-то романтический шлейф в этой истории?

- У нас есть одна женская роль в этом фильме, это роль жены одного из главных героев. Если это можно назвать лирической темой, почему нет. Сопровождает фильм потрясающая, очень красивая музыка, написанная петербургским композитором Петром Карягиным.

«Мы задумали Голливуд-на-Волге»

- После этого стоит ожидать такие же, полноценные, и документальные, и игровые картины вашего производства?

- Если наш фильм поддержат, то зрители Самарской области увидят не в такой уж отдаленной перспективе игровые полнометражные фильмы. Написаны сценарии по нескольким историческим фильмам, по истории Самарской губернии, и инвесторы уже проявили к ним интерес.

То, что мы задумали, назовем это Голливуд-на-Волге, как ни высокопарно, вполне выполнимо. У нас в регионе есть все необходимые условия для того, чтобы развивать киноиндустрию, у нас нет ничего такого, чтобы мы не смогли воплотить. У нас есть уникальный ландшафт: хотите Карелию — пожалуйста, Рачейка, Смолькино, степи — юг области, река, горы, все что угодно. Хороши артисты — тоже есть. Технический вопрос в принципе не стоит, мы можем сейчас использовать любую технику, и свою, и в аренду, это не проблема. Тем более, что стоимость производство любого фильма здесь на порядки ниже, чем допустим, в Москве, и не хуже по качеству, а по содержанию, возможно, и лучше, по крайней мере, мы над этим работаем. «Чёрных гусар» мы будем, конечно, продвигать на различных фестивалях, сейчас задача номер — смонтировать и прокатить по Самаре, Тольятти и всей области. Что будет потом, посмотрим. Разумеется, мы не забудем о документальном кино. Сейчас мы собираем материал для фильма о «каменной Зое». Пора уже в этой дурацкой истории поставить точку. Мы все-таки не в Средневековье живем. И докажем, что этого не было, что это совершенно языческая история, которая к православию не имеет ровным счетом никакого отношения. Хотя есть мнение, что легендами и мифами бороться бессмысленно.

Автор: Лита Миллер.

При копировании материалов с сайта активная гиперссылка на Губернский портал Самара.ру обязательна.

Ваше имя:
E-mail получателя:

© 2009-2016 Губернский портал Самара.ру
Свидетельство ЭЛ № ФС 77 - 38345 от 10 декабря 2009 года
Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи ИТ и массовых коммуникаций.
Редакция: 8 (846) 273-65-65, почта, размещение рекламы


Разработка сайта - dv.studios