Азаров: Приближения власти к народу в Самаре не произошло

5 апреля 2017, 10:38

Сенатор Совета Федерации Дмитрий Азаров, который возглавлял Самару с 2010 по 2014 гг., рассказал в интервью «МК» о реформе муниципальной власти в городе и ее последствиях.

... Планировалось, что Самара получит статус городского округа с делением на внутригородские районы, каждый из которых станет муниципальным образованием. Районы города должны были стать более самостоятельными, в том числе получить свой бюджет и дополнительные полномочия. Расскажите, какие полномочия из города были переданы на уровень районов? Как выбираются депутаты в районные советы и, вообще, как идет эксперимент?

— По пути двухуровневой системы муниципальной власти в России пошли всего три города — это Челябинск, который стартовал раньше всех, Самара и Махачкала. Кстати, я тогда уже не работал мэром и, честно говоря, считал, что переходить на новую систему в Самаре было не нужно. В чем идея реформы? Разделить город на городские районы, дать им самостоятельности, полномочия и собственный бюджет. В Самаре, где живет 1 млн 170 тыс. человек, 9 муниципальных районов. Причем, в отличие от Челябинска и Махачкалы, муниципалитеты в Самаре получили больше полномочий, потому что их готовность была гораздо выше.

Дело в том, что эти полномочия я начал передавать муниципалитетам еще до реформ, когда был мэром, и наши районные адми-нистрации уже готовы были к самостоятельной работе. Тогда горсовет Самары состоял из 35 депутатов.

А сколько депутатов в Самаре сейчас?

— На уровне созданных райсоветов — 284 депутата, которые избираются по смешанной системе, а уже из их числа избирается горсовет. Таким образом, если раньше на одного депутата приходилось по 35 тысяч человек населения, то сегодня — по 4-5 тыс., что равно двум-трем многоквартирным домам. Расчет был на то, что с увеличением количества депутатов произойдет «приближение» власти к народу, люди будут знать своего депутата по имени, лично, но, к сожалению, этого не произошло. Ко мне как к сенатору приходят на прием граждане, и я всегда спрашиваю, кто ваш депутат. К сожалению, за все время реформ только одна женщина назвала мне своего депутата, а это очень важный показатель…

Я был против реформы и потому, что искренне считал, что за время моей работы мэром установил плотные коммуникации с горожанами…

Конечно, у нас был официальный сайт, но не все люди знают, где он находится, как работает. И поэтому мы пошли туда, где были люди — твиттер, соцсети. В твиттере лично у меня было более 50 тыс. подписчиков. Я заставил всех глав районов, департаментов, прочих структурных подразделений завести свои странички в соцсетях. Твиттер оказался хорош тем, что там можно было писать не больше 140 символов, и после того, какие опусы присылали нам на сайт, твиттер был удобен тем, что суть проблемы — собаки, лекарства, мусор — понималась сразу.

Вы сами писали на запросы горожан?

— Сам. Либо в конце рабочего дня, либо где-нибудь в пробке, просматривал, потом давал поручения. Но поскольку там же были все мои коллеги, а отдельный департамент контролировал все это дело, в конце концов, получалось так, что все просьбы, жалобы к концу дня «разбирались» и без меня, по ним выносились решения, и мое дело было только все это отследить. Здесь важна была скорость, с которой все это делалось...

Полный текст интервью

ТАКЖЕ
в рубрике

Крематория не будет?

Руководитель областного УГИБДД полковник Антонов уходит на пенсию в 48 лет

Интервью Олега Сысуева Михаилу Зыгарю

Полиция и сторонники Навального днем блокировали Ленинградскую

НОВОЕ НА САМАРА.РУ
"Тольяттиазот": дело о 80 миллиардах.
В прессу просочилась информация, что в конце 2012 года правоохранительные органы обнаружили, что ТОАЗ продавал свою продукцию по заниженной цене швейцарскому офшору Nitrochem Distribution AG, аффилированному с основными владельцами – семейством Махлаев. Тот, в свою очередь, реализовывал ее по всему миру уже по рыночной цене. Эта часть прибыли никогда не возвращалась в Россию и оседала в карманах Махлаев и их швейцарских партнеров – Циви и Рупрехта. Также руководство ТОАЗа и его швейцарских трейдеров подозревают в массовом выводе наиболее ликвидных активов из ПАО «Тольяттиазот» – в первую очередь, оборудования для производства метанола вместе с земельным участком, на котором оно расположено. Всего за несколько миллионов рублей были проданы активы стоимостью примерно в 30 млрд рублей. Это делалось в ущерб интересам предприятия и втайне от остальных акционеров, но самое главное, что руководство продавало активы аффилированному лицу (ООО «Томет»), то есть, фактически, самим себе. Суммарный ущерб от действий руководства ТОАЗа, по оценкам следствия, превышает 80 млрд руб. Им инкриминируется совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Расследование дела находилось под личным контролем председателя СК РФ Александра Бастрыкина, а обвинительное заключение было утверждено заместителем генерального прокурора. На прошлом слушании, состоявшемся 17 мая, суд перешел к допросу потерпевшей стороны. Показания давал заместитель юридического директора «Уралхима» Андрей Ермизин. Он представил целую схему, благодаря которой обвиняемые контролировали 83,7% акций ТОАЗа через оффшорные компании. На слушании 24 мая показания Андрея Ермизина, собранные в ходе следствия, зачитывали представители прокуратуры. После этого суд перешел к вопросам.Судья поинтересовался, продавал ли до 2001 года ТОАЗ свою продукцию компании Nitrochem DistributionAG. Андрей Ермизин этот факт подтвердил, отметив, что компании, покупавшие продукцию, носили разные названия, но контролировала их одна та же группа лиц. Причем происходило это, как минимум, с 1997 года. Уже тогда была реализована схема, на которую Ермизин ссылался ранее. Но в то время, согласно его показаниям, обвиняемые еще не установили окончательный контроль над заводом. К 2001 году эта ситуация изменилась, и Махлай и Циви смогли заключить соглашение, которое, по мнению «Уралхима», является кабальным.Следует отметить, что в ходе процесса адвокаты обвиняемых то и дело забывали, интересы какого из обвиняемых они представляют. И начинали задавать вопросы и представлять доказательства в отношении других обвиняемых или даже за всех сразу. Так, защитника С.В. Махлая Гофштейна отчего-то интересовала история подсудимых Циви и Рупрехта и принадлежащих им компаний, а также документы, относящиеся не к его подзащитному, а к Владимиру Махлаю. При том, что никто из этих лиц не уполномочивал его представлять их интересы. Такое возможно, если участникам организованной группы безразлично, в чьих интересах выступают адвокаты каждого из них – они рассматривают их как единый объект для защиты. Тогда всё становится на свои места, и очередное подтверждение находят слова представителя «Уралхима» об организованной, взаимосвязанной группе из семьи Махлаев, Е. Королева и швейцарцев Циви и Рупрехта. Адвокаты попытались внести в судеьное разберательство "новые факты". Андрей Московский, защитник прячущегося в Лондоне и преследуемого на родине «кровавым режимом» политического беженца Е. Королева, представил суду документ, который его товарищ бережно хранил с 2014 года, а теперь решил внести нго в материалы дела, которое расследуется последние пять лет. Сенсации в этих бумагах не оказалось, они и ранее представлялись в материалы уголовных дел. Суд приобщил к делу договор РЕПО, который заключал «Уралхим» с одним банком в 2009 году по акциям «Тольяттиазота». На предыдущем судебном заседании представитель «Уралхима» уже сообщал об этом договоре суду и пояснял, что данный договор РЕПО – форма залога ценных бумаг, продажа ценных бумаг с обязательством обратного выкупа. При этом в договоре содержатся условия, которые позволяли «Уралхиму» в период его действия осуществлять все права акционера: представители компании по доверенностям от банка участвовали в собраниях акционеров и голосовали на свое усмотрение, также банком ей перечислялись все начисленные дивиденды. Эти права акционера, по словам Андрея Ермизина, были нарушены подсудимыми.Остальная масса вопросов со стороны защиты вообще не имела отношения к невиновности подсудимых, и выглядела примерно как «на каком листе дела и с какой датой содержится такой-то документ?». Это при том, что на заседании называли номера томов, по которым становится ясно, что их в деле около 500. Тома дела, которые лежали на столе у судьи и прокуроров были листов по 300. На это, видно, и были рассчитаны «каверзные» вопросы адвокатов, ведь редкий человек обладает такой памятью, чтобы сразу запомнить информацию в объеме около 15 000 листов. О чем представитель «Уралхима» и заявил. Отвечая на подобные вопросы, он указал, что все ответы на них уже содержатся в приобщенных к делу документах.Аналогичный ответ был дан на предъявление защитой огромной пачки документов с расчетами. Адвокаты подсудимых требовали немедленно сообщить, признает ли представитель потерпевшего эти документы, которые он только что увидел, достоверны и правильны ли в них расчеты. Андрей Ермизин ответил, что после подробного изучения этих документов и проверки приведенных в них расчетов, он сможет дать им оценку. По мнению защитников, эти документы подтверждают, что часть денег от продажи похищенной продукции поступала-таки на счета другого потерпевшего – ОАО «Тольяттиазот». Однако в зале суда была процитирована выдержка из постановления Пленума Верховного суда РФ по делам о мошенничестве о том, что хищение имущества с предоставлением взамен похищенного имущества менее ценного квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества, а при оценке стоимости похищенного следует исходить из общей стоимости имущества, похищенного всеми участниками преступной группы. Таким образом, адвокаты подсудимых не смогли представить суду ничего, что говорило бы о невиновности их клиентов. Хотя защитники в прошлом не раз обещали поговорить со своими подопечными, сами подсудимые на процессе так и не появились, поэтому их мнение о предъявленных обвинениях узнать не удалось.После того, как защита закончила задавать вопросы, прокуратура начала оглашение письменных доказательств. В представленных документах речь шла о налоговых правонарушениях со стороны ТОАЗа, аффилированности между тольяттинским химпредприятием и иностранным партнером Nitrochem в подтверждение схемы, которую вывешивал в зале суда представитель потерпевшего «Уралхима», а также о значительном занижении цен на химическую продукцию (аммиак и карбамид) по отношению к рыночным ценам. В частности, представители прокуратуры представляли документы об итогах налоговых проверок, в ходе которых было установлено несоответствие цен рыночным. Помимо этого, в материалах дела содержатся решения арбитражных судов по спорам между налоговиками и ТОАЗом, которые были вынесены не в пользу последнего. В арбитражах, как отметили представители прокуратуры, уже был установлен факт аффилированности между ТОАЗом и Nitrochem. Ранее на эти документы в своих показаниях ссылался представитель потерпевшего «Уралхима», называя их преюдициальными для уголовного дела. Действительно, из базы арбитражных судов видно, что около 2 млрд руб. налоговых платежей было взыскано с «Тольяттиазота» за 2009–2011 гг. Также в судебных решениях указывается, что аммиак и карбамид поставлялись Nitrochem по заниженной цене, а сама компания связана с ТОАЗом через корпоративные структуры. Представила прокуратура и документы, подтверждающие уничтожение в «Тольяттихимбанке» данных депозитарного учета до 2009 года, в связи с чем в отношении банка был составлен протокол об административном правонарушении. Однако тогда банкирам Махлаев удалось отделаться устным предупреждением. Напомним, что, по мнению представителей «Уралхима», «Тольяттихимбанк» был создан для того, чтобы скрывать движение акций ТОАЗа внутри группы аффилированных лиц, связанных с подсудимыми. Как адвокаты обвиняемых смогут опровергнуть столь веские доказательства хищения десятков миллиардов рублей, непонятно. Очередеое слушание по громкому делу состоится на 8 июня. Фото: ТАСС/ пресс-служба ОАО «Тольяттиазот»
Игорь Сечин и Дмитрий Азаров подписали дополнительное соглашение на 460 миллионов
Деньги будут направлены на реализацию социальных программ "Роснефти" в регионе.
© 2009-2018 Губернский портал Самара.ру 
Свидетельство ЭЛ № ФС 77 - 38345 от 10 декабря 2009 года
Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи ИТ и массовых коммуникаций.
Редакция: 8 (846) 273-65-65, почта, размещение рекламы

При копировании материалов с сайта активная гиперссылка на Губернский портал Самара.ру обязательна.