Владимир Кошелев: мы можем сделать Самару "снова великой"

9 февраля 2018, 11:09

Владимир Кошелев в большом интервью газете "Коммерсант" рассказал о том, что мешает сделать Самару "снова великой". Как один из крупнейших регональных инвесторов Владимир Кошелев уверен - в развитии региона велика роль управленческой команды.

Контекст беседы

Последнее десятилетие Самарская область, ранее занимавшая передовые позиции во всевозможных рейтингах инвестиционной привлекательности, стремительно теряет свои позиции. Регион уже не входит в первую двадцатку национального рейтинга состояния инвестклимата в субъектах РФ, подготовленного АСИ. Более того, по этому показателю среди регионов ПФО Самарская область проигрывает даже республике Мордовия и не попадает в первую пятерку.

Конец прошлого и начало нового года и в стране, и в регионе были отмечены знаковыми для бизнеса событиями. Под председательством президента Владимира Путина состоялось заседание Госсовета, которое было посвящено инвестиционной привлекательности регионов России. В Самарской области состоялся совет по улучшению инвестиционного климата под председательством Дмитрия Азарова. Глава региона остро поставил вопрос об отставании по показателям инвестиционной привлекательности.

Об инвестиционной привлекательности Самарской области

Я бы разделил понятие инвестиционной привлекательности на две составляющие. Первую составляющую назвал бы «объективной». Согласитесь, есть показатели, по которым наша область объективно привлекательна для инвестора. Третья по населению в стране агломерация, развитая промышленность - от нефтехимии и автомобилестроения до космической отрасли, мощные транспортные узлы, крупные ВУЗы, а значит и подготовленные кадры, ну и так далее. В свое время весь этот потенциал региона конвертировался в лидерство, которое фиксировали практически все возможные рейтинги инвестиционной привлекательности. Мы чувствовали, что живем в привлекательном регионе и гордились этим.

Об отставании

В какой-то момент нас стали обходить другие субъекты федерации. Сначала это происходило как-то незаметно, ну а сейчас в ведущих экспертных рейтингах, таких, например, как рейтинг инвестиционной привлекательности регионов АСИ при Президенте РФ, нас уже нет в первой двадцатке. В лидерах там Татарстан, Калуга и соседний Ульяновск, который еще лет десять назад считался, мягко говоря, захолустьем. И все это происходит, потому что есть в инвестиционной привлекательности вторая составляющая, которую я бы определил, как «субъективную». Оказалось, что мало иметь все то производственное, инфраструктурное и человеческое «богатство» о котором мы говорили вначале, нужны еще и люди, способные им распорядиться, я бы сказал, по-государственному.

О качестве управленческой команды

Я имею ввиду ровно то, о чем говорил президент на последнем Госсовете. Он подчеркнул, что рост инвестиций в регионах напрямую связан с качеством работы региональных управленческих команд. Глава государства привел цифры роста инвестиций в основной капитал в 21-м регионе страны и отметил, что в 10-ти из них он составил почти 40%. И это на фоне кризиса и санкций. Такие показатели говорят о том, что в этих регионах работают люди с государственным мышлением.

Об инвестклимате региона

Об этом говорил и врио губернатора Самарской области Дмитрий Азаров на заседании Совета по улучшению инвестиционного климата. Он очень точно обратил наше внимание на расхождение между местом региона в национальном рейтинге инвестклимата, где-то там в позорном седьмом десятке, и потенциалом, которым объективно обладает Самарская область. Такое расхождение лишний раз говорит о том, что мы упираемся в тот самый субъективный, человеческий фактор. Для того, чтобы решать задачи, которые ставит глава региона по созданию комфортных условий для инвесторов нужны люди, способные воспринимать и решать такие задачи. Дефицит таких людей в управленческой команде региона на сегодня налицо.

О чиновной «работе» по «привлечению» инвестиций

Давайте посмотрим, как она построена сегодня. На близком мне примере работы нашей корпорации. Мы, как известно, реализуем проект комплексного освоения территорий с общим объемом инвестиций в 150 млрд руб. И это только в жилищное строительство. На сегодняшний день половина от этой суммы уже вложена в экономику региона. Проект стартовал в 2010 году и ежегодные инвестиции составляют порядка 10 млрд. Кроме того, развивается социальная инфраструктура. Работает новая, одна из самых больших, на момент ввода в эксплуатацию, в стране школа и четыре детских сада. Начиная с 2018 года вводятся еще две огромные школы. Каждая по 30 тыс. кв. м. В одну смену в каждой школе смогут учиться 1360 детей. Строится еще два детских сада. Ну и многое другое, о чем неоднократно писали СМИ и хорошо знают на всех уровнях от муниципальной власти до федеральных министерств. Но если уйти от всех этих подробностей, есть инвестор и есть инвестиционный проект на 150 миллиардов рублей. Представляете, как такого инвестора встретили бы в регионах, которые занимают призовые места в рейтингах инвестиционной привлекательности? В Татарстане, в Ульяновске... Мы это испытали на себе, у нас есть свои опыт правильного отношения к инвестору в регионе-лидере. Мы ведь работаем и в Калужской области, и в Ульяновске, и в Подмосковье…

Об отношении к инвесторам в Самаре

Есть очень показательный пример. Даже примеры. Территорию, на которой мы ведем реализацию проекта жилой застройки, пересекает ветка железной дороги. Мы озаботились тем, чтобы сделать нормальный регулируемый железнодорожный переезд, а в планах есть строительство подземного путепровода без шлагбаума. На первом этапе мы получили технические условия от ОАО «Российские железные дороги» и за собственный счет построили переезд и ввели его в эксплуатацию. Обошлось строительство для нас, частных инвесторов, в 40 с лишним миллионов рублей!

Полтора года мы содержали его за свой счет. Представляете, полтора года на балансе частной компании висел целый железнодорожный переезд. Понятно, что это абсурд - зачем нам частный переезд? В итоге его безвозмездно, подчеркиваю, совершенно безвозмездно, передали министерству транспорта и автомобильных дорог Самарской области. Надо сказать, что мы достаточно долго этого добивались. Но до сих пор министерство не заключило договор обслуживания, принадлежащего уже региону переезда с РЖД.

Об играх на переезде

Чиновники прекрасно знают, сколько железнодорожникам стоит обслуживание переезда и ведет с ними, по моим наблюдениям, увлекательную игру. Они объявляют то заниженную цену по торгам, то еще что-то… В общем, делают все возможное, чтобы не платить за обслуживание переезда. Естественно в РЖД возмущаются, что несколько месяцев содержат переезд, который находится на балансе области. А по министерству транспорта и автомобильных дорог гуляет настроение, что инвестор Кошелев создал проблему областному правительству. Он взял и построил железнодорожный переезд.

О том, кто кормит самарских чиновников

Мы строим для людей, которые, между прочим, в массе своей, являются цивилизованными налогоплательщиками. Ведь среди наших покупателей - 80% ипотечников, это люди с легальными доходами, с белой зарплатой. Многие из них - автовладельцы и платят транспортный налог. Это они в конечном итоге содержат господ чиновников, лично министра Ивана Пивкина (врио глава минтранса Самарской области). Но логика у чиновников следующая – это же «кошелевские» жители, это не наша забота. Разве это государственная логика? По-моему, так мыслят только самые незамысловатые частники, но никак не государевы люди.

О « работе» с крупным инвестором

В районе нашего проекта есть участок дороги - 450 метров, где регулярно скапливаются пробки. Рядом - постоянный транспортный поток в ТЦ «Мега-Икея». Это, кстати, еще один инвестиционный проект, который приносит региону немалые налоги. Люди просят расширить дорогу до первого кольца, одну полосу расширить и дорогу, которая проходит возле офиса «Мегафона» и дилерского центра Toyota. Мы в свое время купили этот участок за 14,5 млн руб. и безвозмездно передали его муниципалитету. Можно сказать – подарили. Готовы сделать проект этой дороги, потратить на проектирование собственные деньги. Добавить полосы и соединить эту дорогу с улицы Мира. Сейчас все едут до Устинова, чтобы разъехаться по микрорайону. Пишут жители, что здесь с третьего кольца через жилой микрорайон огромный поток транспорта.

Три года мы это обсуждаем! Ничего не делается. Потому что тот же господин Пивкин прибывает в убеждении, что общественные автомобильные дороги, с его точки зрения, опять забота инвестора Кошелева, раз он тут дома построил.

О стоимости дорог и налогах

Мы ежегодно тратим на содержание дорог общего пользования по 20 миллионов рублей. А чиновники министерства уверены, что это нормальная ситуация: «Вы построили, вы и содержите». Но мы построили не частный город. В нашем районе живет почти 100 000 избирателей. Они, как вы понимаете, не Кошелеву платят транспортный и другие налоги.

О счёте своем и чиновничьем

Теоретически, мы могли бы построить и все дороги за свой счет. Но деньги не берутся из воздуха, и нам бы пришлось компенсировать эти расходы ценой квадратного метра. А чем выше стоимость метра, тем меньше людей купят квартиры, следовательно, пропорционально меньше будет построено и введено в эксплуатацию жилья. А ведь строительство, как точно заметил на последнем совещании в Отрадном глава региона Дмитрий Азаров, локомотив экономики, подчеркнув, что одно рабочее место в строительстве - это от 8 до 20 рабочих мест в смежных отраслях. Но это губернатор, а министр Пивкин, судя по стилю его работы, таким государственными категориями просто не мыслит.

О масштабе проекта

Все в правительстве знают о нашем проекте на 350 тысяч жителей. Когда участки приобретались, они были предусмотрены в градостроительной документации для комплексного освоения по жилищному строительству. Есть согласованный и утвержденный проект планировки территории. Есть дорожные карты, показывающие, как этот район будет развиваться. Отмечено, что введено, что сейчас вводится, какие дороги построены.

О государственной заботе

Наш проект привел в регион еще и дополнительные федеральные деньги. Для того, чтобы решить проблему транспортной инфраструктуры, наша корпорация выиграла федеральный конкурс на строительство дорог и их построила. Прирост дорог, как и объема ввода в эксплуатацию жилья, тоже показатель результативности работы региональной власти и главы региона. Причем, о том, что строительство дорог общественного пользования в районе комплексных жилых застроек и их содержание – государственная забота, неоднократно говорили и президент страны, и губернатор, и федеральный министр строительства. А у министра Пивкина, судя по всему, позиция отличная от позиции президента и главы региона.

О «Гамбургском счете» Пивкина

Если считать, как говориться, по-гамбургскому счету, с Иваном Пивкиным мы не построили ни одного метра дорог. Вырос новый 100-тысячный район, развитие которого министр транспорта игнорирует. Неоднократные поручения прежнего губернатора по этому поводу ни разу не были выполнены. Мы общаемся уже три года, толку нет. Это частный случай, проявления того самого субъективного фактора, который определяет, почему Самарская область со всем нашим богатством плетется в хвосте рейтингов инвестиционной привлекательности. Дурная слава о некоторых наших министрах давно вышла за пределы региональной кухни.

О самарскости Азарова

Думаю, новый глава региона, и в силу своих управленческих качеств, и потому что человек он наш, самарский, явно настроен двигать область вперед. Что бы там не говорили, наш особый самарский менталитет существует. Мне кажется, он проявился и в ходе последних совещаний. Проблемы обозначены предельно четко и точно, задачи поставлены. Наверняка в управленческой команде региона останутся только те, кому эти задачи по плечу. Ну и, конечно, по-сердцу.

Сделать Самару «снова великой»!

Я помню, как в Самарскую область приезжали лидеры государств - президенты и короли, приезжали топ-менеджеры ведущих международных кампаний, помню, как в Самару ехали учиться работе с инвесторами из других регионов. Мы были тогда уверены, что нашу область ждет большое будущее. Мы гордились Самарской областью. Можем ли мы вернуть себе это лидерство и сделать Самару «снова великой»? Думаю, что можем. Потому что объективно для этого все есть, и, как показали последние события, появилось главное - политическая воля.

ТАКЖЕ
в рубрике

"Тольяттиазот": дело о 80 миллиардах.

Игорь Сечин и Дмитрий Азаров подписали дополнительное соглашение на 460 миллионов

Дмитрий Азаров подписал в Петербурге ряд соглашений с крупнейшими компаниями и корпорациями

Участок Московского шоссе, реконструированный за 6,6 миллиардов, снова ремонтируют

НОВОЕ НА САМАРА.РУ
"Тольяттиазот": дело о 80 миллиардах.
В прессу просочилась информация, что в конце 2012 года правоохранительные органы обнаружили, что ТОАЗ продавал свою продукцию по заниженной цене швейцарскому офшору Nitrochem Distribution AG, аффилированному с основными владельцами – семейством Махлаев. Тот, в свою очередь, реализовывал ее по всему миру уже по рыночной цене. Эта часть прибыли никогда не возвращалась в Россию и оседала в карманах Махлаев и их швейцарских партнеров – Циви и Рупрехта. Также руководство ТОАЗа и его швейцарских трейдеров подозревают в массовом выводе наиболее ликвидных активов из ПАО «Тольяттиазот» – в первую очередь, оборудования для производства метанола вместе с земельным участком, на котором оно расположено. Всего за несколько миллионов рублей были проданы активы стоимостью примерно в 30 млрд рублей. Это делалось в ущерб интересам предприятия и втайне от остальных акционеров, но самое главное, что руководство продавало активы аффилированному лицу (ООО «Томет»), то есть, фактически, самим себе. Суммарный ущерб от действий руководства ТОАЗа, по оценкам следствия, превышает 80 млрд руб. Им инкриминируется совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Расследование дела находилось под личным контролем председателя СК РФ Александра Бастрыкина, а обвинительное заключение было утверждено заместителем генерального прокурора. На прошлом слушании, состоявшемся 17 мая, суд перешел к допросу потерпевшей стороны. Показания давал заместитель юридического директора «Уралхима» Андрей Ермизин. Он представил целую схему, благодаря которой обвиняемые контролировали 83,7% акций ТОАЗа через оффшорные компании. На слушании 24 мая показания Андрея Ермизина, собранные в ходе следствия, зачитывали представители прокуратуры. После этого суд перешел к вопросам.Судья поинтересовался, продавал ли до 2001 года ТОАЗ свою продукцию компании Nitrochem DistributionAG. Андрей Ермизин этот факт подтвердил, отметив, что компании, покупавшие продукцию, носили разные названия, но контролировала их одна та же группа лиц. Причем происходило это, как минимум, с 1997 года. Уже тогда была реализована схема, на которую Ермизин ссылался ранее. Но в то время, согласно его показаниям, обвиняемые еще не установили окончательный контроль над заводом. К 2001 году эта ситуация изменилась, и Махлай и Циви смогли заключить соглашение, которое, по мнению «Уралхима», является кабальным.Следует отметить, что в ходе процесса адвокаты обвиняемых то и дело забывали, интересы какого из обвиняемых они представляют. И начинали задавать вопросы и представлять доказательства в отношении других обвиняемых или даже за всех сразу. Так, защитника С.В. Махлая Гофштейна отчего-то интересовала история подсудимых Циви и Рупрехта и принадлежащих им компаний, а также документы, относящиеся не к его подзащитному, а к Владимиру Махлаю. При том, что никто из этих лиц не уполномочивал его представлять их интересы. Такое возможно, если участникам организованной группы безразлично, в чьих интересах выступают адвокаты каждого из них – они рассматривают их как единый объект для защиты. Тогда всё становится на свои места, и очередное подтверждение находят слова представителя «Уралхима» об организованной, взаимосвязанной группе из семьи Махлаев, Е. Королева и швейцарцев Циви и Рупрехта. Адвокаты попытались внести в судеьное разберательство "новые факты". Андрей Московский, защитник прячущегося в Лондоне и преследуемого на родине «кровавым режимом» политического беженца Е. Королева, представил суду документ, который его товарищ бережно хранил с 2014 года, а теперь решил внести нго в материалы дела, которое расследуется последние пять лет. Сенсации в этих бумагах не оказалось, они и ранее представлялись в материалы уголовных дел. Суд приобщил к делу договор РЕПО, который заключал «Уралхим» с одним банком в 2009 году по акциям «Тольяттиазота». На предыдущем судебном заседании представитель «Уралхима» уже сообщал об этом договоре суду и пояснял, что данный договор РЕПО – форма залога ценных бумаг, продажа ценных бумаг с обязательством обратного выкупа. При этом в договоре содержатся условия, которые позволяли «Уралхиму» в период его действия осуществлять все права акционера: представители компании по доверенностям от банка участвовали в собраниях акционеров и голосовали на свое усмотрение, также банком ей перечислялись все начисленные дивиденды. Эти права акционера, по словам Андрея Ермизина, были нарушены подсудимыми.Остальная масса вопросов со стороны защиты вообще не имела отношения к невиновности подсудимых, и выглядела примерно как «на каком листе дела и с какой датой содержится такой-то документ?». Это при том, что на заседании называли номера томов, по которым становится ясно, что их в деле около 500. Тома дела, которые лежали на столе у судьи и прокуроров были листов по 300. На это, видно, и были рассчитаны «каверзные» вопросы адвокатов, ведь редкий человек обладает такой памятью, чтобы сразу запомнить информацию в объеме около 15 000 листов. О чем представитель «Уралхима» и заявил. Отвечая на подобные вопросы, он указал, что все ответы на них уже содержатся в приобщенных к делу документах.Аналогичный ответ был дан на предъявление защитой огромной пачки документов с расчетами. Адвокаты подсудимых требовали немедленно сообщить, признает ли представитель потерпевшего эти документы, которые он только что увидел, достоверны и правильны ли в них расчеты. Андрей Ермизин ответил, что после подробного изучения этих документов и проверки приведенных в них расчетов, он сможет дать им оценку. По мнению защитников, эти документы подтверждают, что часть денег от продажи похищенной продукции поступала-таки на счета другого потерпевшего – ОАО «Тольяттиазот». Однако в зале суда была процитирована выдержка из постановления Пленума Верховного суда РФ по делам о мошенничестве о том, что хищение имущества с предоставлением взамен похищенного имущества менее ценного квалифицируется как хищение в размере стоимости изъятого имущества, а при оценке стоимости похищенного следует исходить из общей стоимости имущества, похищенного всеми участниками преступной группы. Таким образом, адвокаты подсудимых не смогли представить суду ничего, что говорило бы о невиновности их клиентов. Хотя защитники в прошлом не раз обещали поговорить со своими подопечными, сами подсудимые на процессе так и не появились, поэтому их мнение о предъявленных обвинениях узнать не удалось.После того, как защита закончила задавать вопросы, прокуратура начала оглашение письменных доказательств. В представленных документах речь шла о налоговых правонарушениях со стороны ТОАЗа, аффилированности между тольяттинским химпредприятием и иностранным партнером Nitrochem в подтверждение схемы, которую вывешивал в зале суда представитель потерпевшего «Уралхима», а также о значительном занижении цен на химическую продукцию (аммиак и карбамид) по отношению к рыночным ценам. В частности, представители прокуратуры представляли документы об итогах налоговых проверок, в ходе которых было установлено несоответствие цен рыночным. Помимо этого, в материалах дела содержатся решения арбитражных судов по спорам между налоговиками и ТОАЗом, которые были вынесены не в пользу последнего. В арбитражах, как отметили представители прокуратуры, уже был установлен факт аффилированности между ТОАЗом и Nitrochem. Ранее на эти документы в своих показаниях ссылался представитель потерпевшего «Уралхима», называя их преюдициальными для уголовного дела. Действительно, из базы арбитражных судов видно, что около 2 млрд руб. налоговых платежей было взыскано с «Тольяттиазота» за 2009–2011 гг. Также в судебных решениях указывается, что аммиак и карбамид поставлялись Nitrochem по заниженной цене, а сама компания связана с ТОАЗом через корпоративные структуры. Представила прокуратура и документы, подтверждающие уничтожение в «Тольяттихимбанке» данных депозитарного учета до 2009 года, в связи с чем в отношении банка был составлен протокол об административном правонарушении. Однако тогда банкирам Махлаев удалось отделаться устным предупреждением. Напомним, что, по мнению представителей «Уралхима», «Тольяттихимбанк» был создан для того, чтобы скрывать движение акций ТОАЗа внутри группы аффилированных лиц, связанных с подсудимыми. Как адвокаты обвиняемых смогут опровергнуть столь веские доказательства хищения десятков миллиардов рублей, непонятно. Очередеое слушание по громкому делу состоится на 8 июня. Фото: ТАСС/ пресс-служба ОАО «Тольяттиазот»
Игорь Сечин и Дмитрий Азаров подписали дополнительное соглашение на 460 миллионов
Деньги будут направлены на реализацию социальных программ "Роснефти" в регионе.
© 2009-2018 Губернский портал Самара.ру 
Свидетельство ЭЛ № ФС 77 - 38345 от 10 декабря 2009 года
Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи ИТ и массовых коммуникаций.
Редакция: 8 (846) 273-65-65, почта, размещение рекламы

При копировании материалов с сайта активная гиперссылка на Губернский портал Самара.ру обязательна.