Станет ли площадь Славы доступна для инвалидов?

22 февраля 2018, 10:30

На площади Славы в начале строительного сезона должны будут возобновиться работы. Одна из главных задач, которые предстоит решить – сделать это знаковое место доступным и комфортным для всех посетителей, в том числе инвалидов, пожилых, родителей с колясками.

Строительство на площади идет с 2015 года. Как выяснилось впоследствии, без должной документации. В марте 2016 года было утверждено техническое задание на проектирование. Летом была закончена проектная документация. В том числе, и раздел 10 «Мероприятия по обеспечению доступа инвалидов». Автор архитектурного решения ремонта площади Дмитрий Орлов достаточно оперативно размещал в открытом доступе визуализации проекта, на которых, в том числе, видны новые (проектируемые) лестницы и пандусы. Некоторая информация есть в открытых источниках – СМИ. Часть – курсирует в блогосфере. Наверное, не лишним будет внести ясность и рассказать непосредственно об этой части проекта (раздел 10, по доступной среде, был любезно предоставлен архитектором Д.Орловым).

Проектировщики «ВТС-П» предусмотрели доступ на все уровни площади Славы для всех посетителей (на языке строительных нормативов – категории маломобильных граждан М1, М2, М3, М4). Как это реализовано?

Самая технически сложная задача – оборудовать всё для колясочников. Тем более, на таком сложном рельефе. В проекте проблема столь значительного перепада высот (больше 27 метров) отчасти решается пандусами, но в большей степени – тремя наклонными подъёмниками, последовательно установленными вдоль путей движения (наклонный подъёмник – платформа, которая движется по металлической направляющей вдоль лестницы). Собственно, именно это решение оказалось самым дискуссионным. На странице журналиста, зампредседателя самарского отделения ВООПиК Армена Арутюнова поспорили самарские архитекторы. Константин Африкантов настойчиво предлагал решить вопрос с помощью пандусов. Насколько такой подход правилен?

Расчётная длина пандусов при такой разнице уровней – порядка 540 м. Сюда стоит прибавить многочисленные горизонтальные площадки для отдыха длиной 1,5 метра (по действовавшим тогда нормативам их было нужно делать через каждые 9 м длины пандуса). Итого – конструкция длиной более 600 м. Очевидно, что даже если выполнять пандусы с двукратным превышением уклона, то вписать их в рельеф было бы нереально. Впрочем, есть ещё важное обстоятельство: нормативы прямо предписывают заменять пандусы подъёмниками при разнице уровней более 3 м. Это вполне логично – проход по такому «серпантину» для колясочника был бы равносилен бегу на марафонскую дистанцию.

Так что, мы твёрдо можем сказать, что критика проекта «ВТС-П» в этом важном вопросе совершенно несостоятельна. Разработчики выбрали из существующих вариантов лучший. Но это, конечно же, совсем не значит, что к другим их решениям нет никаких претензий. Впрочем, сначала справедливо будет отметить плюсы проекта.

Очень важно, что проектировщики предусмотрели туалеты, доступные для инвалидов (и других МГН), причём сразу два. Их в городе очень не хватает. Другое дело, что кабинки выбраны неудачно, но об этом – позже.

Грамотно решён вопрос с местами отдыха: на площади их будет несколько, размещены они равномерно. Команда проектировщиков, по словам Д.Орлова, даже разработала модель скамьи с навесом – и это очень профессиональный и ответственный подход: на рынке уличной мебели ничего подходящего, увы, просто нет. Отдельно надо сказать о такой важной детали, как бордюры высотой 50 мм, ограждающие тротуары: вроде бы, мелочь, но очень важная – и для слабовидящих, и для колясочников. Посмотрите на любую отремонтированную улицу или сквер в Самаре – почти везде они установлены заподлицо. Что, пожалуй, ещё выгодно выделяет работу «ВТС-П» - детально проработанные чертежи поручней лестниц и пандусов. В проектной документации даже крупных организаций такие подробные чертежи встречаются не часто. Итог – ошибки в креплении поручней (например, поручни пандусов на набережной все без исключения сделаны неправильно).

Теперь – о недостатках проекта. Самая слабая часть работы – система навигации, особенно для слабовидящих. Точной и детализованной схемы тактильных дорожек, увы, нет. Представленная в проекте очень приблизительна (объясняется её лапидарность тем, что склон во время работы сильно изменил конфигурацию и продолжает её менять). Но даже на такой схеме видно, что разработчики подошли к вопросу абсолютно формально и в этой специфической и сложной теме не успели разобраться. Две самые главные ошибки: направляющие дорожки имеют разрывы, что недопустимо. Они обрываются, не доходя до лестниц, поворотов, участков с предупреждающим покрытием. Вторая ошибка: в системе навигации нет единообразия. Направляющая тактильная дорожка на разных участках имеет разные цвета, и цвета эти выбраны неудачно. Красный цвет (им отмечены некоторые направляющие дорожки) не воспринимается слабовидящими как контрастный. Кроме того, базовый цвет других участков тротуара тоже красный. Это будет дезориентировать слабовидящих. Лучше тогда и вовсе было отказаться от цветового компонента, сделав дорожки только тактильными. Оптимально было бы сделать их везде либо ярко-жёлтыми, либо чёрными.

Некоторые решения проекта не находят обоснования ни в мировой практике, ни в отечественных нормативах. Например, направляющие дорожки почему-то везде идут параллельно по две, по обоим краям тротуара. А в местах поворота предупреждающей тактильной плиткой перегораживается поперёк весь тротуар (правильное решение – предупреждающий тактильный квадратик на самой направляющей дорожке). Почему-то отдельно не показаны тактильные мнемосхемы (тактильные планы участка). А они очень важны на объекте такого масштаба.

Изрядная часть текстовых проектных материалов взята без изменений из техзадания, а в техзадание была скопирована из свода правил (СП 59.13330.2012). При этом вполне можно было, не нарушая нормативов, привнести хотя бы что-то на стадии проектирования. Например, в проекте (а, равно, и ТЗ) ширина полос из предупреждающей плитки варьируется (300-500 мм). Минимальное расстояние до преград (в частности, ступеней открытых лестниц) определяется в 800 мм. Основной норматив по навигации для слабовидящих (ГОСТ Р 52875-2007) - запредельно низкого качества даже на фоне прочих российских нормативов по доступности, но есть в нём и один (сомнительный) плюс: требования сформулированы нечётко, а потому легко обходятся. Российские проектировщики, достаточно углубившиеся в тему, совершенно невозбранно размещают предупреждающую тактильную плитку за 300 мм до препятствий (как делают во всём мире), а ширину полосы определяют в 500 мм (что близко к правильному варианту), а иногда и в 600 мм (что совсем правильно). Примеры таких работ есть в Москве, Краснодарском крае, Казани – где проблемой занимались масштабно. Есть ещё важный момент: с апреля 2017 года вступили в силу изменения в законодательстве. И теперь в нормативах совершенно верно и чётко указана ширина предупреждающих тактильных полос (600 мм), их отступ от преград (300 мм).

Решений по навигации для зрячих (указателям, инфостендам) в проекте, увы, нет вовсе. При том, что, учитывая сложность коммуникаций (например, рассредоточенность подъёмников по склону), она становится жизненно необходима.

С туалетами в проекте вопрос решён, увы, не до конца (хотя сама попытка заняться этой темой похвальна). Из свода правил в текстовую часть скопированы некоторые требования по кабинкам (к сожалению, ошибочные). Так, например, минимальные размеры доступного туалета определены так: 1800*1650 мм. На практике давно известно, что в кабинку такого размера далеко не все колясочники могут поместиться. Ни в международных нормативах, ни в нормативах стран-лидеров по универсальному дизайну таких кабинок нет. Формально всё верно, но по сути, конечно, стоилоопределить минимальные размеры так: 1700*2200 (как они даны в ISO). И включить какую-то планировку (графических материалов по этому вопросу в проекте нет вообще, только текстовые выдержки из СП). Впрочем, выбранные заказчиком кабинки не соответствуют даже отечественным нормативам: их ширина всего 1500 мм, при входе абсолютно ненормативный пандус - они недоступны по всем критериям.

Довольно много сомнительных решений в проекте по путям движения (а это, пожалуй, самое главное в доступной среде). Минимальное расстояние между тротуарными плитками проект определяет в 15 мм. Эта цифра скопирована из нормативов. Почему нельзя было её уменьшить? 1,5 см на практике – это неудобно ни для колясочников, ни для людей с тростями, ходунками, ни для дам на каблуках.

Есть некоторые проблемы с расположением пандусов: нижняя разворотная площадка двух из них (по флангам стены) расположена в аккурат перед ступенями лестницы. По букве закона тут нарушений нет, но фактически такое решение опасно: легко можно себе представить, что будет, если по лестнице спустится слепой, а наперерез, не успев вовремя затормозить, колясочник.

Один из участков тротуара (дорожка от парковки для инвалидов на Волжском проспекте) имеет по проекту уклон в 4,6% (в реальности, как утверждают в «ВТС-П», несколько меньше). Только 0,4% (ничтожная цифра!) не хватает, чтобы считать эту поверхность пандусом. Тем не менее, поручни решили не предусматривать. Это решение проектировщикам удалось отстоять в споре с «Десницей». При этом, как видно, был найден компромиссный вариант: вдоль дорожки на планах обозначены площадки для отдыха, положенные для пандусов такой длины, но, поскольку сам тротуар под уклоном, эти площадки тоже были выполнены в виде покатых поверхностей (при этом всякий их смысл теряется). До конца не ясно, почему всё-таки нельзя было реализовать на этом участке пандус.

И, наконец, самая главная проблема – с подъёмниками. Да, разработчики сделали совершенно верно, отказавшись от формирования вертикальных коммуникаций только за счёт пандусов. Наклонные подъёмники в этой ситуации – лучший вариант, но всё равно плохой. Вскоре после монтажа они, по словам проектировщиков, были повреждены вандалами. Их планируют отремонтировать к открытию обновлённой площади. Но сколько они ещё прослужат? Постовых к ним не приставят.

Что мы имеем в сухом остатке? Проект, определённо, полностью не решит вопрос с доступностью площади Славы. Но виновных в этой ситуации найти сложно. Сотрудники«ВТС-П», очевидно, сделали свою работу профессионально, добросовестно, и, если бы предстояло проходить экспертизу, наверняка бы успешно это сделали. Не вина разработчиков, что отечественные нормативы по доступности пока ниже уровня плинтуса, требования к проектной документации (разделу 10) по закону минимальны, а русскоязычной специальной литературы по доступной среде почти нет. Добавим к этому, что проект был выполнен в очень сжатые сроки, а проектировщики «зашли» на уже строящийся проблемный объект (работа в таких условиях адовая и неблагодарная).

Тем не менее, ситуацию нельзя назвать безвыходной. Что можно сделать до начала строительного сезона? Перечислим по пунктам:

  • Взять тайм-аут, выделить на доработку проекта дополнительный бюджет
  • Разработать проекты капитальных туалетов. Модульных кабинок, отвечающих требованиям доступности, найти на российском рынке всё равно не удастся.
  • Выполнить подробные схемы тактильных дорожек, дизайн указателей и инфостендов (и пусть эти схемы, эскизы придётся по ходу строительства корректировать)
  • Всё-таки попытаться сделать из тротуарной дорожки, поднимающейся от парковки, пандус.

Проблему с подъёмом инвалидов (и, например, пожилых и немощных людей) с нижнего яруса площади на верхний так быстро, увы, не решить. Как ни странно, она требует осмысления скорее в масштабах всего центра Самары. Спуски к Волге можно оборудовать наклонными подъёмными платформами – но их быстро сломают или украдут. Ненормативные, крутые пандусы зимой будут превращаться в ледяные катки, на которых и здоровые будут калечиться.

Одним словом, простого и дешёвого способа тут нет. Для того, чтобы перестать заниматься фикцией профанацией, нужно принять этот факт и приступить к поиску настоящего решения. Что это будет за решение? Регулярный доступный транспорт? Вертикальные лифты с подземными или надземными переходами? Неясно. Но зато вполне очевидно, что бюджет понадобится немаленький, хотя и вполне реальный для области.

Очень важно осмыслить ещё одну вещь: проектировщики вынуждены работать с нормативами очень низкого качества (и никаких изменений к лучшему тут ждать не приходится). В этих условиях выдать качественный продукт сложно. Единственная возможность выйти на новый уровень – сделать процесс максимально открытым и публичным на всех этапах – начиная с составления техзадания. В этом смысле работа над площадью Славы (последние два года) – несомненное движение вперёд.

Яков Заславский, проектировщик.

Фото предоставлено Дмитрием Орловым

ТАКЖЕ
в рубрике

Где пройдет вторая линия Самарского метро

Вывоз мусора с нового года будет стоить 117 рублей в месяц

Аэропорту «Курумоч» будет присвоено имя Сергея Королева

Юрий Некрасов стал новым руководителем областной ГИБДД

НОВОЕ НА САМАРА.РУ
Суд продлил арест Реналя Мязитова до 23 февраля
Мязитов возглавлял СОФЖИ при Меркушкине.
Арбитраж обязал ТольяттиАзот выплатить 813 миллионов налогов
Это задолженность предприятия только за 2012-13 годы.
© 2009-2018 Губернский портал Самара.ру 
Свидетельство ЭЛ № ФС 77 - 38345 от 10 декабря 2009 года
Выдано федеральной службой по надзору в сфере связи ИТ и массовых коммуникаций.
Редакция: 8 (846) 273-65-65, почта, размещение рекламы

При копировании материалов с сайта активная гиперссылка на Губернский портал Самара.ру обязательна.